30 августа информационное агентство Reuters опубликовало журналистское расследование, касающееся венесуэльской национальной нефтяной криптовалюты El Petro.

Авторы попытались подтвердить утверждения правительства Венесуэлы фактами на местах и собрать доказательства истории транзакций El Petro на сегодняшний день.
Для этого репортеры Reuters отправились в деревню в центральной части Венесуэлы Атапирир, которая находится в центре той самой территории площадью 380 кв.

км, которая, по словам президента Николаса Мадуро, может предоставить 5 млрд нефти, необходимые для обеспечения новой криптовалюты.
Напомним, на прошлой неделе Мадуро представил ребрендированную национальную валюту – деноминированный суверенный боливар, лишившийся пяти нулей и привязанный к государственной криптовалюте El Petro, цена которой сейчас составляет $66 – столько стоит один баррель венесуэльской нефти.
Как сообщил журналистам эксперт по энергетической политике Венесуэлы Франсиско Моналди, якобы богатая нефтью территория испытывает острый недостаток в важнейшей инфраструктуре, включая дороги, трубопроводы и объекты для производства электроэнергии.

Моналди отметил, что для этой области «нет инвестиционного плана, и нет оснований полагать, что он будет разработан для других областей с лучшими условиями».
Его слова подтверждают и сами исследователи Reuters – на местности нет никаких признаков нефтяной промышленности, лишь заброшенные и разрушающиеся буровые установки.
Reuters также ссылается на слова бывшего министра нефтяной промышленности Рафаэля Рамиреса, который подсчитал, что оживление этого районе обойдется не менее чем в $20 млрд – это астрономическая сумма для погрязшей в долгах государственной нефтяной компании PDVSA.

Рамирес утверждает, что «El Petro базируется на произвольной ценности, которая существует только в воображении правительства».
Проще говоря, нефть, которой собирались обеспечивать стоимость первой в мире государственной криптовалюты, у Венесуэлы, может быть и есть.

Однако для того, чтобы добыть ее и превратить из потенциальной в реальную, потребуется гораздо больше денег, чем было инвестировано в эту монету.
Кроме того, член Кабинета министров Венесуэлы Хугбель Роа сообщил Reuters на прошлой неделе, что технология, стоящая за этой криптовалютой, все еще находится в разработке, так что «никто пока не может использовать El Petro… или получить какие-либо ресурсы».
В настоящее время Petro не торгуется ни на одной из крупных международных криптобирж.

Гонконгский Bitfinex, например, официально запретил листинг этого токена ввиду санкций со стороны США, запретивших инвестирование в El Petro.

Другие обмены отказались официально комментировать о причинах запрета, однако ни на Coinbase, ни на Bittrex, ни на Kraken венесуэльская криптовалюта не замечена.
Из 16 мелких криптобирж, которые, по заявлениям правительства Венесуэлы, поддерживает El Petro, семь не обнаруживают признаков присутствия в интернете, еще семь просто не ответили на просьбу предоставить комментарии.

Только индийская Coinsecure рассказала, что обещала поддержать монету в обмен на бонусы из Венесуэлы.
Не нашлись подтверждения и словам о $3,3 млрд, якобы собранных в рамках ICO, проходившего с февраля этого года.

Согласно white paper криптовалюты Petro, токены сингапурского проекта NEM служили «предварительным» активом для этой инициативы, впоследствии замененным на El Petro.
Записи с марта показывают, что счет NEM, предположительно управляемый венесуэльским правительством, выпустил 82,4 млн токенов в рамках ICO.

Около 2300 этих токенов на общую сумму около $150 тысяч были переведены на 200 анонимных счетов в начале мая.

В апреле один аккаунт NEM выпустил в общей сложности 13 млн токенов (около $850 млн), распределенных примерно по 10 учетным записям.

Хотя эта эмиссия нацелена, прежде всего, на крупных инвесторов, никто из последних пока не подтвердил публично факт настолько крупных инвестиций в El Petro со своей стороны.
Расследование агентства вышло на фоне уже долгое время продолжающихся волнений в крипто- и экономическом сообществе, полагающих, что история с нефтяной криптовалютой очень уж непрозрачна, централизована и обречена на производство новых долгов и без того загибающейся от гиперинфляции экономики Венесуэлы.