Около трех месяцев назад представитель Goldman Sachs заявил, что этот крупнейший в мире инвестиционный банк, имеющий на счетах клиентов свыше $73 млрд, все еще не готов предложить им услуги по физическому хранению биткоинов.

В качестве причины называлось то, что банк все еще не имеет соответствующего разрешения со стороны регуляторов, несмотря на растущую заинтересованность в предоставлении такой услуги клиентам.

Об этом пишет издание CCN.
Выступая на конференции в Нью-Йорке, Джастин Шмидт (Justin Schmidt), глава подразделения по работе на рынке цифровых активов, заявил:
«Меня часто спрашивают, можно ли у вас хранить наши криптомонеты.

Я вынужден отвечать, что нет, „мы не можем“.

Нам приходится считаться с тем, что в своем бизнесе мы обязаны полностью соответствовать требованиям регулирования».
Сейчас идет торговля не «физическими», а «договорными» биткоинами
По факту банк Goldman Sachs уже давно вышел на криптовалютный рынок.

Уже на протяжении некоторого времени он предоставляет клиентам услуги по инвестированию в биткиоин-фьючерсы.
Выступая в июне этого года на канале Bloomberg TV, Дэвид Соломон (David Solomon), генеральный директор компании, заявил, что банк проводит клиринг фьючерсных контрактов на биткоин.

Но при этом он отметил: «Мы осуществляем клиринг некоторых видов биткоин-фьючерсов, а также рассматриваем возможность дополнения этой сферы деятельности рядом других услуг.

Однако это делается с большой осторожностью.

Мы прислушиваемся к желаниям нашим клиентов и стараемся следовать им, исходя из требований и возможностей рынка».
В октябре стало известно, что банк Goldman Sachs открыл торги биткойн-деривативами для ограниченного круга клиентов.
В то же самое время, отмечает издание, рынки биткоин-фьючерсов в том виде, как они представлены сейчас на американском рынке, не подразумевают «взаимодействие с биткоинами на физическом уровне»: инвестиционные банки не предоставляют клиентам услуг по «физическому» хранению биткоинов.

На техническом уровне это означает, что инвесторы не покупают непосредственно биткоины с фьючерсных рынков, а приобретают там только контракты, в которых «отражена» цена «основной» криптовалюты.
Скоро лед тронется, господа...
То, что такая ситуация продлится недолго, говорит объявленный недавно выход на рынок другого сильного игрока.

Речь идет о запуске в работу платформы для криптовалютного трейдинга Bakkt.

Она будет предоставлена фирмой ICE, являющейся дочерней компанией от фондовой биржи New York Stock Exchange (NYSE).
В январе платформа Bakkt должна начать торговлю биткоин-фьючерсами, причем, как сообщалось, финансовые инструменты будут урегулированными «на физическом уровне».

Другими словами, инвесторы получат не просто контракты, а «физические» биткоины, т.е.

они смогут хранить активы на той же платформе, с которой ведутся торги.
Отметим, что в настоящее время ни одна из регулируемых платформ для торговли фьючерсами в США не хранит у себя криптовалюту своих клиентов.
Что сдерживает процесс?
Чтобы подобные услуги появились в арсенале Goldman Sachs, ей необходимо получить разрешения со стороны регуляторов рынка на осуществление подобного рода деятельности в качестве регулируемого и доверенного крипто-кастодиального сервиса.
Что делают конкуренты?
Уже известно, что несколько компаний, включая Coinbase и BitGo, разработали у себя собственные уникальные решения, чтобы получить соответствующее разрешение со стороны регуляторов.

BitGo, например, собирается запустить в работу собственную услугу для кастодиального хранения — площадку BitGo Trust.
Ответная реакция Goldman Sachs
О том, что Goldman Sachs рассматривает для себя возможность запуска кастодиального сервиса для виртуальных валют, стало известно в августе.

Тогда Джастин Шмидт, один из руководителей Goldman Sachs, подтвердил, что кастодиальное хранение — это важный компонент, которого не хватает банку и без которого ему не обойтись:
«Кастодиальное хранение — это часть общей интегрированной системы, где необходимо, чтобы различные элементы работали в связке вместе, хорошо и надежно.

Это необходимо, чтобы доверять всем этапам в цепи обработки».