Пол Розенберг, сооснователь VPN-сервиса Cryptohippie и создатель сайта Freeman’s Perspective, где он пишет об экономической свободе, личной независимости и онлайн-приватности, также известен как автор A Lodging of Wayfaring Men — книги, которую часто называют «Библией криптоанархистов».
Являясь одним из лидеров мнений в среде шифропанков и предпринимателем с широким кругом интересов и высоким уровнем экспертизы в различных областях, Пол Розенберг еще много лет назад предсказал появление децентрализованной криптовалюты и крипторынков.
Его интересы включают в себя философию, теологию, историю, психологию и физику, что нашло отражение в обширном списке написанных трудов — помимо A Lodging of Wayfaring Men, в него также вошли Breaking Dawn, еще одна рекомендуемая к прочтению книга для свободомыслящих людей, The New Age of Intelligence, произведение, созданное в соавторстве с Джонатаном Логаном, а также более 50 книг по проектированию и строительству.
За время своей успешной карьеры в качестве инженера Пол Розенберг неоднократно приглашался на судебные заседание в качестве эксперта, а также выступал в роли советника NASA и Министерства обороны США.

Он разработал и преподавал 19 различных курсов в Инженерном колледже при Университете штата Айова, является одним из основателей Ассоциации фиброоптики и автором первого в мире стандарта по установке фиброоптического кабеля.
В последние несколько лет Пол Розенберг был регулярным гостем Paralelni Polis, известного центра криптоанархии в Праге, и во время последнего визита на Hackers Congress 2018  пообщался с ним, обсудив проблемы, с которыми сталкивается сегодняшнее общество и как новые технологии могут их решить.
: Это уже не первый раз, когда вы выступаете в Paralelni Polis.

На какую тему будет ваш доклад на этот раз?
Пол Розенберг: На этот раз я буду говорить на весьма определенную тему.

Все мы здесь собравшиеся всегда интересовались криптографией, блокчейном и другими инновационными технологиями.

Поначалу это было небольшое сообщество, однако оно росло каждый день, и, наконец, возник вопрос: что произойдет, когда все будет так, как нам того хочется? Система меняется, быстро или медленно, но она меняется.

Но если все в жизни будет так, как мы хотим? Как мы будем решать определенные проблемы, когда победим? Что случится со многими людьми вокруг нас?
Мы никого не заставляем следовать за нами, но если 50% населения Земли будет жить так, как нам хочется, остальные также должны будут присоединиться к этому.

Но что тогда будет с пожилыми людьми или, например, с больными? Мы уже сейчас должны думать о том, что будет с этими людьми.
Правда в том, что для них все будет очень даже неплохо.

Но им необходимо это объяснять, рассказывать, какие проблемы мы решаем и как именно мы это делаем.

Вкратце — это суть моей презентации.
: Какие основные недостатки, на ваш взгляд, имеет общество в его сегодняшнем виде, которые могут исправить криптотехнологии?
Пол Розенберг: Нынешняя мировая система, и речь идет практически о каждой ее части, построена на очень устаревшей и архаической модели.

Это модель, в которой есть один человек или группа людей, которые составляют правила, по которым будут жить остальные, и которые наказывают тех, кто не делает то, что им говорят.

Они силой отнимают деньги у других, часто это больше половины ваших денег, и силой отправляют молодых людей воевать и погибать на войнах.
Эта модель работает с Бронзового века, и она безнадежно устарела.

И хотя об этом не говорят вслух, но вся суть этой базовой модели нашей цивилизации сводится к следующему постулату: «Делай, что мы говорим, или мы причиним тебе боль».

Это во всем — от дорожных знаков и полиции до заявлений правительств.

Это та реальность, в которой мы живем.

И с точки зрения кооперации людей — эта модель ужасна.

Она является полной противоположностью кооперации.

Лозунг «Делай, что мы говорим, или мы причиним тебе боль» не может быть кооперацией.
Нам нужен другой способ кооперации, потому что сегодня мы выращиваем более чем достаточно еды для всех, мы знаем, как построить достаточно жилья для всех, мы знаем, как делать машины, дороги, холодильники и все остальное.

Пусть не у каждого будет Ferrari, но почти любой может иметь автомобиль за адекватные деньги.

Все, что для этого нужно — кооперация.

Но существующая система не может справиться с кооперацией такого масштаба.

Это доказывалось неоднократно, подтверждая ее крайнюю неэффективность.
По этой причине нам нужна система, которая бы обеспечивала свободную кооперацию.

И децентрализованные системы дают инструмент, который позволяет это сделать.

Сегодня все построено по принципу иерархии: приказывай и контролируй.

Все насаждается, и, что хуже всего, насаждается даже взаимодействие между людьми.
Децентрализованные системы также не идеальны, но они позволяют нам более эффективно сотрудничать, намного лучше, чем это происходит сейчас.

И это те системы, которые ускорят приход нового будущего.

Нынешняя система на это неспособна.

Она не может и не сделает этого, и поэтому нам она больше не нужна.
Собравшиеся здесь [в Paralelni Polis] люди — морально намного лучше политиков, по крайней мере какая-то их часть.

А нам говорят, что этих людей не стоит слушать, что им нельзя давать власть, в том числе и над собственной жизнью, и что власть необходимо отдать людям, которые насквозь коррумпированы.

Это то, что навязывает нам существующая система.

Мы же говорим, что каждый должен сам нести за себя ответственность.
Будут ли ошибки? Конечно, они будут! Мы говорим о живых людях, и некоторые из нас делают глупые вещи.

Мы их все иногда делаем.

Но индивидуум, который принимает собственные решения, может свои ошибки исправить.

Если мы здесь собравшиеся сделаем ошибку, мы сможем исправить ее в следующем году.

Если же ошибка вписана в иерархию, изменить ее уже невозможно.

Это хорошая модель для компьютеров, но не для живых людей.

: В этом году Конгресс хакеров в Paralelni Polis совпал по времени с проведением местных выборов в Чехии.

Представители центра уже заявили о своем отказе от участия в них, поскольку не хотят тем самым легитимизировать коррумпированную политическую систему.

В то же время частично исповедующая схожие криптоанархические взгляды Пиратская партия в них участвует.

Нам также известен пример Исландии, где «пираты» получили представительство в местном парламенте и, соответственно, возможность продвигать свои идеи.

Возможно, участие в выборах все же может быть одним из способов изменения системы, о которым вы говорите, альтернативой пути «неподчинения и несогласия»?
Пол Розенберг: Я так не думаю.

Я понимаю, что они [Пиратская партия] делают, но они лишь делают вещи «менее худшими».

Я могу понять их аргументы, но в итоге это не сильно помогает.

Даже если вы установите контроль над системой, которая использует плохую модель и силу по отношению к людям, в итоге все снова сводится к «делай, что мы говорим, или мы причиним тебе боль».

Все остается по-прежнему.
Для многих из нас перемены происходят слишком медленно, этот процесс продолжается годами, но они происходят между людьми, и в итоге старая система больше не может этих людей сдерживать.

Это то, что произошло между Римской империей и первыми христианами.

Сначала Рим не знал, что с ними делать, затем их стали преследовать.

Но на протяжении 100-х, 200-х и 300-х годов эти христиане говорили со своими соседями и друзьями, их идеи распространялись, пока в один день некоторые из римлян не начали говорить: «Постойте, зачем нам убивать этого парня? Я его знаю, я покупаю у него молоко, и он хороший человек.

Да, у него другая вера, но убивать его не стоит».

В итоге могучая Римская империя потеряла поддержку собственных людей и проиграла борьбу христианству.
Мне тоже не нравится, что изменения происходят медленно, но все происходит так, как оно происходит.

Нам необходимо осуществлять эти изменения и распространять хорошие идеи.

Невозможно оказаться в Космической эре с правилами Бронзового века.

Мы знаем варварскую суть сегодняшней системы, мы знаем, что политики лгут и крадут, это знают все.

Это уже не мнение меньшинства.

И неужели это те люди, которые будут нам говорить, что делать и как жить? Они не живут правильно сами, как они могут говорить что-то нам? Они хотят нам что-то навязывать? Это просто неразумно.

Но люди пока даже боятся думать о подобных вещах.

Когда ты начинаешь говорить о том, что правительство живет по правилам Каменного века, люди вокруг сбавляют голос.
: Есть ли практическое техническое решение, которое может ускорить изменения в обществе?
Пол Розенберг: Прежде всего — это криптовалюты.

Какое замечательное изобретение! У них, конечно, есть свои проблемы, они должны работать, нуждаются в усовершенствованиях и новых продуктах для людей, которые не очень хорошо подкованы технически.

Но это та система, которая призвана освобождать по своей природе.

Что бы вы ни использовали, биткоин, Zcash или какую-то другую криптовалюту, вы используете ее как равный, никто не держит у вашего горла нож и не говорит: «Делай, что я говорю, или я причиню тебе боль».

Это новый мир, это будущее, прямо здесь, прямо сейчас на этой Земле.

Он не идеальный, но именно поэтому и есть все эти люди, которые стараются сделать его лучше и расширить.

Начальника в таких системах быть не может.
Иногда люди делают глупые вещи, но если выйти на улицу, то можно увидеть, что почти все большую часть времени хорошо водят машины.

Также большинство людей большую часть времени хорошо себя ведет.

Когда я еду на работу, я проезжаю мимо тысячи людей, и я могу запомнить одного плохого парня, а 999 хороших людей останутся незамеченными.

Нам нужно замечать этих 999 людей, больше внимания обращать на них.
Большинство людей в мире — хорошие.

У них может быть плохой день, у них могут быть свои проблемы, но большую часть времени с ними все в порядке.

Почему мы не берем в качестве модели этих людей? Вместо этого мы слышим, что «все вокруг террористы, от всех исходит угроза, мы должны защищаться от всех, мы должны нанять большого парня с большим пистолетом, чтобы он нас охранял».

Это плохая модель.
: Расскажите о вашем VPN-сервисе Cryptohippie.

Чем он отличается от десятков других похожих предложений?
Пол Розенберг: Фактически, Cryptohippie — это анонимная сеть.

Наши серверы разбросаны по разным местам, и на выходящих нодах мы объединяем трафик в кластеры.

Это можно сравнить с сервисами микширования в биткоине.

Наш VPN всегда имеет два или три хаба, которые перенаправляют сигналы из одного места в другое.

Также мы используем эфемерные ключи, которые исчезают после завершения сеанса, словно их никогда и не существовало.

У нас множественные слои безопасности и несколько компаний.

Например, одна компания владеет сетью и управляет ей, другая компания в другой юрисдикции и с другими владельцами работает с клиентами.

Таким образом у нас никогда не бывает единой точки отказа.
Скажем, я занимаюсь продажами и не знаю, что происходит с сетью.

Нет, иногда мне, конечно, сообщают об определенных планах, а я помогаю в некоторых вещах, но мне ничего неизвестно о пользовательской информации на стороне сети.

Я знаю, кто приобретает наши услуги, если они мне дают информацию.

Если оплата происходит при помощи биткоина, я не знаю имени покупателя.

Это я могу узнать только при оплате картой.

Мы планируем добавить и другие платежные методы, но пока это только биткоин и карты.

Я знаю, что это не идеально, но меры безопасности у нас очень большие.
: Откуда взялась часть «хиппи» в названии сервиса? Шестидесятые, вроде, закончились.
Пол Розенберг: Но не для меня (смеется).

Смысл слова «хиппи» в названии этой концепции в том, что да, мы зарабатываем деньги и нам нравится свободный рынок, но не все сводится только к деньгам.

Еще до того как запуститься, мы приняли для себя решение, что если мы когда-либо окажемся в ситуации, при которой у нас будет хорошая возможность поднять цены, потому что мы предлагаем что-то уникальное, то делать этого мы не будем.

Мы хотим справедливые цены, но выжимать последний пенни из человека мы не станем.

И забота о клиентах для нас очень важна.

В конце концов мы хотим вести бизнес, которым могли бы гордиться.

Мы хотим деньги, но делаем это не только ради них.
До Cryptohippie у нас у всех были разные карьеры, мы занимались совершенно разными вещами.

Я могу рассказать историю, как все начиналось.

Я написал книгу A Lodging of Wayfaring Men, и она вышла анонимной, свое имя в качестве автора я решил сначала не упоминать.

Затем я познакомился с Джонатаном, который сегодня у нас занимается сетевыми вопросами.

Это случилось в одном из ранних чатов для шифропанков.

Мы много общались, познакомились поближе и по-настоящему сдружились.
И вот однажды он мне говорит: «Я знаю, это ты тот парень, который написал эту книгу».

Я спросил его, почему он пришел к такому выводу, и он дал очень обстоятельный анализ, добавив, что его жена сказала, что мне можно доверять.

Я был вынужден признать, что действительно написал книгу, но попросил его никому об этом не говорить.

После этого он сказал, что нам нужно встретиться и продолжить разговор при личной встрече.
В то время мы оба жили в Северной Европе, и в итоге мы встретились холодным утром у старого собора где-то в Голландии, после чего пять дней путешествовали на автомобиле и разговаривали о разных вещах.

В последний день он пригласил меня в бар, где внезапно стал очень серьезным и сказал: «Свобода должна где-то существовать, и прямо сейчас интернет — лучший способ этого достичь».
Конечно, у интернета было очень много проблем, и мы уже знали об АНБ.

Всех деталей, которые известны сегодня, у нас тогда не было, но мы уже знали очень многое.

Я был согласен с Джонатаном в том, что пока попытки добиться свободы в интернете были не очень удачными.

В то время существовали анонимные прокси, которые могли сгодиться в 1990-е, но сегодня в условиях тотальной слежки они уже непригодны.

Он сказал, что знает, как сделать все это правильно и что он очень хорошо в этом разбирается, но он также сказал, что не может делать это один, и поэтому предложил мне объединить усилия.

Я ответил «да», и именно тогда началась история Cryptohippie.

Нашей главной мотивацией было то, что свобода должна где-то существовать.
: К сожалению, сегодняшняя молодежь часто не придает большого значения приватности в сети.

Какой совет вы могли бы дать тем представителям криптосообщества, которые хорошо понимают важность этого аспекта, а также растят собственных детей? Как донести все эти идеи о новых технологиях и их возможностях до следующего поколения и передать дальше, чтобы сохранился шанс на кардинальные изменения в обществе?
Пол Розенберг: Мне кажется, очень важно, особенно если дети уже достаточно большие, чтобы родители не заставляли их что-либо делать.

Подросткам необходимо выработать собственный взгляд на вещи и сформироваться как личности, они не могут быть копией своих родителей.

Поэтому важно, чтобы родители могли подавать хороший пример и имели терпение дождаться того дня, когда дети спросят: «Почему ты делаешь то или это?» Тогда родители должны объяснить, что это потому, что все, что ты делаешь или говоришь, используется для того, чтобы тобой манипулировать.

Кто-то может делать очень большие деньги, продавая другим снимок твоей жизни.

Сколько зарабатывает каждый месяц Google? Они получают деньги с людей, которые хотят нами манипулировать, и у них это очень хорошо получается.

Все это делается под лозунгом «Это бесплатно», но это далеко не бесплатно.

Они берут твою жизнь и продают ее другим людям.

Ты не почувствуешь боль моментально, но это меняет мир, в которым ты живешь.
Сегодня также активно работают службы безопасности, которые получают информацию о всех нас и периодически арестовывают людей за то, что те сказали что-то глупое в сети.

В Китае, если ты скажешь что-то неправильное о правительстве, ты не сможешь купить билет на самолет или снять жилье.

Это та модель, которая становится все ближе, и происходит это очень быстро.

И именно потому, что я считаю это плохой моделью для человечества, я принимаю меры по своей защите.

Но подростком быть сложно.

Поэтому в общении с ними нужна мягкость, они должны идти своим путем.