Обратная сторона биткоина: интервью с Джеффри Робинсоном

Делитесь и голосуйте:

Интервью у Робинсона берет Крис Скиннер, автор знаменитой книги “ValueWeb. Как финтех-компании используют блокчейн и мобильные технологии для создания интернета ценностей”.

– Какова предыстория ваших исследований биткоина и как вы обнаружили, что некоторые действия с его участием подозрительны?

– Несколько лет назад кто-то сказал мне, что биткоины можно использовать для отмывания денег. Я заинтересовался этой темой, поскольку уже написал ряд серьезных книг о грязных деньгах, в том числе The Laundrymen («Отмыватели денег»), The Merger («Слияние»), The Sink* и The Takedown («Ликвидация»). Тщательно изучив вопрос, я пришел к выводу, о котором говорю в книге BitCon: The Naked Truth about Bitcoin: на самом деле это не совсем подходящий инструмент для отмывания денег.

Эта система перемещает их, но фактически не раскрывает происхождения незаконных доходов и не помогает им перейти в категорию денег, полученных законным путем. Тем не менее биткоин как нельзя лучше подходит для оттока капитала, финансирования терроризма, незаконного уклонения от уплаты налогов, вымогательства и финансирования преступной деятельности. Но для отмывания денег он совершенно не годится. Однако я хотел узнать о биткоине больше, поэтому отправился на посвященное ему собрание — одно из тех крупных мероприятий наподобие конференции, которые проводятся постоянно. Я был поражен общим уровнем наивной глупости. Там были подростки предпубертатного возраста. У меня возникло ощущение, будто я попал на встречу выпускников средней школы. Каждый участник встречи изо всех сил пытался убедить меня в том, что доллар умер, биткоин вот-вот захватит мир и руководителей всех центральных банков следует отправить за решетку.

Я сказал себе: «Если к этому и сводится движение сторонников биткоина, то у него нет никаких шансов». Но во время ланча я поговорил об этой технологии с одним из немногих взрослых, присутствовавших на встрече, и в итоге понял, что, возможно, в этом что-то есть с точки зрения перемещения активов. Как и мой собеседник, я понимаю ситуацию следующим образом: по мере развития такого направления, как перевод активов, будет уделяться все больше внимания их оценке в долларах, фунтах и евро.

Это означает, что мнимая валюта биткоин будет становиться все более бесполезной и в конечном счете исчезнет. Кстати, я называю биткоин мнимой валютой, потому что он не соответствует ни одному из трех основных критериев современной валюты. Кроме того, биткоин торгуется как мнимый товар на рынке, который, как я убедился, действует по принципу «накачка и сброс», когда кто-то контролирует рынок, а легковерные люди теряют деньги. Зарабатывают только те, кто держит рынок под контролем.

Чем больше я вникаю во все это, тем очевиднее становится факт, что если бы можно было отделить безумцев и помешанных, схемы «накачка и сброс», мнимую валюту и тому подобное, добравшись до сути в виде блокчейна, то действительно можно было бы получить нечто интересное. Именно поэтому я целый год путешествовал по планете Биткоин, общаясь с людьми и задавая им вопросы, которых, насколько мне известно, им не задавал больше никто.

– Кажется интригующим, что в своей книге BitCon вы совершенно недвусмысленно заявляете, что у этой валюты нет будущего. Тем не менее, рассказывая о фундаменталистах в сообществе Bitcoin, говорите о том, что, по их мнению, невозможно иметь блокчейн без биткоина. Вы согласны с этой точкой зрения?

– Нет, абсолютно нет. Эта точка зрения подобна старому аргументу «Католическая церковь — единственная церковь, а все остальное ересь». Это просто не соответствует истине. Престон Берн из компании Eris работает над блокчейном, у которого нет ничего общего с биткоином. Ripple также не имеет никакого отношения к биткоину. Люди не хотят ничего о нем знать, потому что вокруг него слишком много шумихи, пиара, дезинформации и настоящих фантазий, к тому же он чересчур громоздкий.

При этом, если банк или группа банков использовали бы централизованный или закрытый блокчейн для перевода активов между собой, это могло бы сработать. Такой банк или группа банков могли бы, скажем, переводить деньги из США в Лондон и обратно, и, если бы в этих расчетах участвовали только эти банки, биткоин вообще не понадобился бы. Не нужны были бы ни майнеры, ни майнинг. Речь идет о закрытом реестре, находящемся под контролем банков. По сути, банки изобретают собственные блокчейны. Безусловно, верные сторонники биткоина воспринимают это как ересь. Но взгляните на концепцию децентрализации. Это политическая идеология. «Я не хочу, чтобы правительство имело к этому отношение». Это некоммерческая позиция.

Но что если банки не захотят осуществлять операции с деньгами за десять минут (столько времени требуется майнерам на проверку каждой транзакции), если это предполагает временную потерю контроля над деньгами? Пару месяцев назад на выполнение транзакций уходило от полутора до двух часов. Ни один банк не согласится отдать контроль над 100 миллионами долларов ради двух часов, особенно если учесть, что бoльшую часть транзакций с этими деньгами будут проверять майнеры из Китая. Этому не бывать.

Политическая идеология децентрализации не согласуется с потребностями банков. А им нужно коммерческое решение. Они ищут централизованный, закрытый блокчейн. Верные сторонники биткоина скажут: «Создать централизованный блокчейн невозможно, это ведь просто база данных». Да, действительно, децентрализованный блокчейн — всего лишь база данных. У нее есть эффективные и неэффективные аспекты, поэтому можно взять самое лучшее качество децентрализованного блокчейна, централизовать его, закрыть к нему доступ — и можно распрощаться с биткоином, поскольку он больше никому не понадобится.

– В каком-то смысле можно понять обе стороны спора. В настоящий момент в игру вступают многие банки Уолл-стрит. В частности, банк UBS недавно объявил об открытии лабораторий по разработке технологии блокчейн, позволяющих снизить затраты.

– Совершенно верно, но они не говорят о том, что будут иметь дело с мнимой валютой биткоином.

– Разве?

– Видите ли, все это часть шумихи и пиара, именно поэтому необходимо отделить мнимую валюту от блокчейна. Каждый раз, когда кто-то заявляет о достижениях в области технологий, верные сторонники биткоина сразу же связывают это с его успехом. Но они ошибаются. На самом деле у такой мнимой валюты, как биткоин, нет никаких успехов. Я не могу вспомнить ни одного такого случая. Вы говорите о венчурных компаниях из Кремниевой долины, Лондона и Канады, особенно о крупных, которые инвестировали около полумиллиарда долларов. Но это инвестиции не в мнимую валюту, а в технологию блокчейн. Мне кажется, Марк Андриссен раскрыл этот секрет, когда я связался с ним во время написания книги BitCon.

Он сказал: «Единственное, что меня интересует, — это поиск практических решений реальных проблем». По сути, Андриссен разрабатывает направления бизнеса, которые будут основаны на блокчейне. Ему только нужно это кому-то продать. И если речь идет о финансовом продукте, он должен будет продать его банку или финансовой компании. А там могут сказать: «Нас не интересует мнимая валюта, нам это нужно в долларах и фунтах»; поверьте, тогда Андриссен откажется от биткоина в одно мгновение. У него нет никакой лояльности по отношению к нему. Ни у кого ее нет, разве что за исключением спекулянтов и парней, которые пытаются всучить эту валюту еще большим глупцам. На самом деле Андриссен мне признался, что у него почти нет биткоинов. Он владеет совсем небольшим их количеством.

– Да. В частности, венчурный фонд Andreessen Horowitz инвестирует значительные суммы в такие технологические разработки, как Ripple, а не в саму валюту.

– Именно. Это единственное, что интересует венчурных инвесторов. В эту технологию вложено около 500 миллионов долларов, но еще никто не получил реальной прибыли на свои инвестиции. Сохранится ли такое положение вещей, если это продлится еще два-три года? Нет. Этих людей интересует прибыль, в два, три, пять или десять раз превышающая сумму вложенных денег, и если они ее не получат, то отзовут инвестиции и вложат деньги во что-то другое. Так венчурные инвесторы обеспечивают свое выживание.

На самом деле ответственность за это во многом лежит на СМИ. Я не обвиняю биткоин-медиа, потому что их не существует. Такие медиа просто повторяют PR-публикации. CoinDesk — это не журналистика. Но ведущие СМИ (CNN, BBC, Wall Street Journal, New York Times, Forbes и другие) поднимают не те вопросы. Они ослеплены и очарованы идеей биткоина. Они постоянно повторяют на разные лады всю эту чушь насчет того, что биткоин — это деньги будущего, и даже не удосуживаются взглянуть на ситуацию шире и сказать: «Послушайте, все это не выдержит тщательной проверки». Например, Dish Network, Dell, Expedia и другие компании предположительно «принимают» биткоин, во всяком случае, так сообщается в прессе.

Однако на самом деле эти компании не принимают биткоин. Они просто позволяют расплачиваться биткоинами, после чего эти платежи проходят через COINBASE или BitPay. Дело в том, что Dish, Dell, Expedia и другие компании не хотят ничего делать с биткоином. Предоставление клиенту возможности расплачиваться биткоинами — это не их поддержка, а маркетинговый ход. Microsoft не поддерживает биткоин. Билл Гейтс что-то недавно сказал о том, как криптовалюта может быть будущим финансов, и в СМИ сразу же начались вопли: «Билл Гейтс поддерживает биткоин!» Нет, не поддерживает. По всей вероятности, у Билла Гейтса даже нет биткоинов. Все это шумиха, пиар и дезинформация, которые сводят меня с ума. Это провал журналистики. Будучи журналистом старой школы, я чрезвычайно обеспокоен сложившимся положением.

– В своей книге вы проанализировали множество сообщений в СМИ о биткоине, которые на самом деле не соответствуют действительности.

– Они категорически не соответствуют действительности. Приведу очень хороший пример. Возьмем моего друга Патрика Берна, СЕО и председателя совета директоров компании Overstock. Около года назад он говорил, что не интересуется криптовалютами или биткоином. Так вот, кто-то убедил его в существовании большого количества клиентов с полными кошельками биткоинов, которые им негде потратить. Тогда Патрик сказал: «Давайте найдем эти кошельки биткоинов и начнем продавать им садовую мебель». Это был маркетинговый ход. Берн объявил: «Overstock будет принимать биткоины». Прессе это понравилось.

Однако на самом деле компания Overstock не принимала биткоины, поскольку продажа должна была пройти через Coinbase. Более того, Патрик поступил достаточно умно и договорился с Coinbase, что не будет платить комиссионные за конвертацию валюты. Следовательно, готовность «принимать» биткоин ничего ему не стоила. В первый же день компания Патрика обеспечила объем продаж в размере 133 тысяч долларов за счет биткоина. Все это выглядело так, будто Патрик Берн поддерживает биткоин-сообщество, поэтому биткоин-сообщество поддержало Патрика Берна. Но за три месяца объем продаж, полученный за счет маркетингового хода с биткоином, снизился до 7000 долларов в день.

Почему? Потому что люди с полными кошельками биткоинов, которые некуда было девать, потратили их и не возобновили запас. Они не видели смысла покупать биткоины только для того, чтобы тратить их на покупку наволочек и садовой мебели, которую Overstock продает за доллары. Это важно. Подумайте об этом. Существуют ли какие бы то ни было логические основания брать доллары и покупать за них биткоины, для того чтобы оплачивать покупку вещей, цена которых указана в долларах?

Это не создает никакой ценности, к тому же влечет за собой дополнительные расходы. Таким образом, объем продаж Overstock за счет биткоинов снизился до 7000 долларов в день. После этого Патрик Берн объявил, что будет принимать биткоины во всем мире — и объем продаж вырос до 8000 долларов в день. Но затем снова уменьшился. Патрик даже открыто заявил о том, что международного интереса к биткоину нет. Никакого. Вскоре после признания отсутствия интереса к биткоину в мировом масштабе Патрик Берн подал в Комиссию по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission — SEC) отчет, который не получил должного внимания со стороны СМИ.

Патрик решил оставлять в компании до 10% от продаж за биткоины. Это означает, что теперь Coinbase конвертирует 90% биткоинов, а оставшиеся 10% отправляет Патрику Берну. Таким образом, за день он получает биткоины на сумму 700 долларов, которые, по его словам, выдает сотрудникам в виде бонусов. (Кстати, сотрудники Overstock настояли на установке биткоин-банкомата в вестибюле офисного здания компании в штате Юта, чтобы сразу же обналичивать биткоины.)

Итак, получая 7000 долларов в день за счет биткоин-продаж, Патрик экономит 3% комиссионных, взимаемых Visa и MasterCard. Это 210 долларов. Хорошо, если умножить 210 долларов на 365, получается вполне приличная сумма. Вот только Патрик сообщил в SEC, что, для того чтобы интегрировать 10%, которые он удерживает, ему необходимо включать 700 долларов в день в бухгалтерскую отчетность в целях налогообложения. Это не так легко сделать, поскольку с точки зрения налогообложения биткоин считается имуществом, а это значит, что по каждому биткоину необходимо подсчитывать прибыль и убыток на капитал.

В отчете, поданном в SEC, Патрик сообщил, что возможность учитывать немного биткоинов в бухгалтерских книгах обошлась ему в 400 тысяч долларов. Кроме того, в том же документе он указал, что, вероятно, ему понадобится потратить еще 400 тысяч долларов на обеспечение полного соответствия своей бухгалтерской отчетности требованиям законодательства. Таким образом, Патрик тратит 800 тысяч долларов ради того, чтобы сэкономить 210 долларов в день, и ему понадобится почти десять лет, чтобы вернуть свои деньги. Объясните мне, как эта идея может быть хорошей, как она может быть жизнеспособной и какой вообще во всем этом смысл?!

– Члены биткоин-сообщества заявляют, что создали деньги без правительства, при условии жизни в пределах системы Bitcoin. Какова ваша реакция на это заявление?

– Но вы не можете жить в пределах системы Bitcoin. Это невозможно. Разумеется, вы можете купить биткоины за доллары и дурачить всех, утверждая, что живете на биткоины. Но ведь это не так. Чтобы сделать это, вам понадобится круговой поток дохода, а в случае биткоинов такого потока нет. Каждый раз, когда вы покупаете что-то за биткоины, как только продавцы товаров и услуг конвертируют их в доллары или фунты посредством Coinbase или BitPay, каждая покупка превращается в продажу биткоинов. Следовательно, никто их не хранит.

Точно так же анализ реальных статистических данных показывает, что многие цифры, которые верные сторонники биткоина приводят в качестве данных об использовании этой криптовалюты, явно притянуты за уши. Сторонники биткоина утверждают, что в биткоинах осуществляется 110 тысяч транзакций в день, но только около тысячи из них связаны с покупкой и продажей товаров и услуг. Остальные выполняются тогда, когда майнеры перемещают биткоины между разными кошельками и адресами, а также играют в азартные игры. Вдобавок ко всему есть еще и так называемый фактор перемен, который означает, что каждая транзакция учитывается дважды.

Кроме того, верные сторонники биткоина говорят о наличии восьми миллионов кошельков. Однако они умалчивают о том, что почти все эти кошельки либо пусты, либо почти пусты. По данным компании Coinometrics из Кембриджа, менее чем в 250 тысячах кошельков хранится по одному биткоину и более. Речь идет не о 250 тысячах владельцев кошельков, а о самих кошельках, а у одного человека их может быть несколько. С учетом этого я прав, когда заявляю, что количество членов клуба часто летающих пассажиров Kuwait Airlines превышает количество жителей планеты, имеющих биткоины.

Кроме того, верные сторонники биткоина утверждают, что в мире примерно 80–100 тысяч компаний «принимают» биткоины. На самом деле эти компании не принимают биткоины. Большинство из них никогда не сталкивалось с биткоинами, и даже в тех случаях, когда это все же происходит, компании не сохраняют биткоины. Я позвонил в несколько таких фирм и задал вопрос: «Вы ведь разместили на своем сайте кнопку “биткоин”, так что же произошло?» Они ответили: «Это наша головная боль.

Мы предпочли бы, чтобы с нами просто расплачивались наличными, поскольку, как только мы получаем биткоины, нам приходится их продавать. Нам они не нужны». Среди немногочисленных компаний, которые действительно хранят биткоины, лучший пример — это человек, торгующий билетами на родео в Техасе. Он сказал мне следующее: «Я размещаю кнопку “биткоин” на своем сайте в надежде на то, что получу пару биткоинов и сохраню их. Когда их количество достигнет миллиона, я смогу уйти на пенсию». Я спросил: «Сколько покупок у вас было за биткоины на самом деле?» Он ответил: «Ни одной».

Факт остается фактом: никто не пользуется этой ерундой. Я могу добавить еще один неоспоримый факт: в качестве глобального экономического феномена биткоин не имеет смысла. Эта мнимая валюта не работает. Когда кто-то говорит, что у биткоина есть будущее, попросите привести пример успешного применения биткоина. Никто не скажет вам: «Взгляните вот на это! Вот несомненный успех!», поскольку никаких успехов нет. Вместо этого вам укажут на будущее и попросят: «Просто подождите немного и увидите, как биткоин победит нищету, став банком для огромного количества людей, не имеющих доступа к банковским услугам». Неужели? Мы с вами живем в странах, где есть люди, не имеющие банковских счетов, но они оказались в таком положении по разным причинам. Иногда это связано с культурой.

Члены ряда общин не хотят иметь дело с банками и пользуются только наличными. Есть также люди, которым банковские услуги не по карману, поэтому они вынуждены прибегать к услугам компаний, предоставляющих кредиты до зарплаты и обналичивающих чеки. Но я не могу вспомнить ни одного случая, когда биткоин действительно помог бы кому- нибудь из этих людей, и это в развитых странах. В США, где от 70 до 80 миллионов человек не имеют счетов в банках, сейчас происходит вот что: Bank of America и Walmart пытаются помочь этим людям получить кредит и обеспечить им доступ к банковской системе. Как думаете, смогут ли конкурировать с Bank of America и Walmart три не совсем адекватных подростка на велосипедах, в футболках с надписью «Мы верим в воздух»? Этому не бывать.

Кроме того, в Соединенных Штатах, Великобритании и других развитых странах Wi-Fi и смартфоны общедоступны и дешевы. Тем не менее многие люди по-прежнему не имеют банковских счетов. А теперь подумайте о развивающихся странах, где Wi-Fi стоит дорого, смартфонов не так уж много, а люди традиционно испытывают культурное, религиозное и политическое недоверие ко всему западному. Как вы собираетесь убедить их использовать невидимую валюту, которой они, по всей вероятности, даже не смогут воспользоваться? Они просто не попадутся на эту удочку. Впрочем, один из банков Кении и оператор Vodafone, которого люди знают, говорит им: «Посмотрите на M-PESA. Вы можете загрузить это в свой телефон и переводить деньги». У M-PESA есть сотрудники, которые занимаются сбытом и маркетингом. Они понимают традиционное, культурное, религиозное и политическое мышление местных жителей. Парни на велосипедах, одетые в футболки, ни за что не смогут с ними конкурировать.

– Я не совсем понял вашу точку зрения относительно существования хорошей технологии с централизованными возможностями, которая была бы полезна банкам, как в случае Ripple.

– Или Eris. Но здесь пользу приносит блокчейн, а блокчейн не обязательно должен быть связан с биткоином.

– Эта мысль противоречит мнению сторонников биткоина, которые постоянно набрасываются на меня со словами: «Но он уже существует, он уже применяется на практике. Мы это сделали, и нам все равно, что вы думаете».

– Вот только никто не использует биткоин. Престон Берн из Eris сказал на днях замечательные слова, которые я даже ретвитнул, поскольку считаю их лучшим высказыванием о биткоине: «Смена парадигмы — это не смена парадигмы, если никто этим не пользуется». Это высказывание подводит итог всему. Верные сторонники биткоина постоянно говорят о нем как о чем-то подрывном. Но они не принимают в расчет (на свой страх и риск) то, что подрывное явление непременно даст о себе знать.

– Итак, вы считаете биткоин мнимой валютой, но в его основе лежит реальная технология. Как думаете, это действительно полезная вещь с точки зрения будущего?

– Нет. Биткоин — это мнимая валюта, торгуемая как мнимый товар, интерес к которой всячески подогревают мошенники, стремящиеся найти побольше глупцов, готовых купить у них эту валюту. Посмотрите на близнецов Уинклвосс и их фонд Bitcoin ETF. Эти парни используют все возможности ради поиска глупцов, которые купили бы у них биткоины. И они не одни такие. Проблема технологии Bitcoin состоит в том, что она сопряжена с необходимостью привлекать легковерных людей ради поддержания игры.

– А что вы скажете об использовании биткоина в качестве общинной валюты, скажем, для краудфандинга?

– Подобно Элмеру Гентри из Старого Юга, некоторые из этих проповедников поучают: «Посмотрите на краудсорсинг и краудфандинг — это спасет вас всех». Прошлой осенью Андреас Антонопулос выступил перед сенатом Канады, рассказав членам комитета по банковским вопросам о том, насколько замечателен биткоин. Я выступил в сенате в январе и бoльшую часть выделенного мне времени опровергал сказанное Антонопулосом, объясняя членам сената: «Этот человек пускает вам пыль в глаза».

Одно из его вводящих в заблуждение утверждений сводилось к тому, что краудсорсинг на основе биткоина меняет ситуацию для малого бизнеса. Идея состояла в том, что люди со всего мира могут сообща предоставить вам пару биткоинов, чтобы вы могли сделать с их помощью то, что вам нужно. Как всегда, СМИ просто подхватили эту чушь, а члены сената благосклонно отнеслись к разъяснениям Антонопулоса. Поэтому я поговорил с людьми, которые занимают биткоины посредством краудсорсинга и которые дают их взаймы таким способом, и спросил: «Как это работает?»

Один человек из Южной Америки объяснил мне: «Замечательно работает. Я занял 1,1 биткоина и заплатил всего два процента». Я сказал: «Ничего себе, очень даже неплохо. А на какой срок выдан кредит?» Он ответил: «На пятнадцать дней». Я опешил: «Минутку. Вы заплатили два процента за 15 дней? Тони Сопрано берет два процента за 15 дней. Это 48% в год. Если бы вы воспользовались кредитной картой, то получили бы аналогичный кредит под 19% годовых. Вы платите грабительские проценты». Затем я внимательнее изучил ведущий сайт краудсорсинга, работающий на основе биткоина, и увидел там предложения о предоставлении кредита под 204%, 305% и даже один кредит под 2037%! Короче говоря, типичное ростовщичество.

Существуют законы по борьбе с подобной формой кредитования. Не исключено, что, если сайты способствуют предоставлению таких кредитов, это может быть расценено как преступление. Более того, если вы живете в Великобритании и финансируете методом краудсорсинга человека, живущего в Южной Америке, а он не возвращает вам долг, как вы вернете предоставленный ему кредит?

Тем не менее Антонопулос сел перед канадскими сенаторами и с совершенно серьезным выражением лица заявил: «Это замечательная вещь». Я вынужден был сказать: «Посмотрите на цифры, они не лгут. Он несет полную чушь». Вот что меня особенно раздражает — так это весь этот пиар, дезинформация и шумиха, а ведущие СМИ не утруждают себя тем, чтобы их опровергнуть. Им следовало бы внимательнее проанализировать эту тему, поскольку биткоин не выдержит тщательной проверки. По правде говоря, когда речь заходит о биткоине, вы получаете не то, что видите.

– В книге BitСon вы пишете о бирже Mt.Gox и ее главе Марке Карпелесе, который был таким гиком, что даже не мог нормально функционировать в собственном мире, не говоря уже о том, чтобы ворочать миллионами долларов, принадлежащими другим людям.

– Карпелес — ходячая катастрофа, которая была неизбежна. Кроме того, он находился в Японии, а это означало, что при желании вернуть свои деньги вам пришлось бы ехать туда. Сейчас в Соединенных Штатах есть биржа Coinbase, которой руководит группа американцев. Если что-то пойдет не так, до них будет легче добраться. Но вы ни о чем не узнаете, пока это не произойдет, поскольку биржа не публикует свои бухгалтерские книги. Не так давно биржа Coinbase получила 75 миллионов долларов инвестиций. Почему? Я бы предположил, что у нее возникли трудности и ей понадобились деньги. В Словении есть процессинговая компания, которой руководят два гика. Вы хотите сказать, что готовы доверить свои деньги неизвестно кому в Словении?

Это безумие. Там нет никакой защиты прав потребителей. Ни в одном из вышеперечисленных случаев нет абсолютно никаких гарантий. И при этом кто-то утверждает, что это замечательная вещь. Нет там ничего замечательного. Это минное поле, усеянное проблемами, и ситуация еще усугубится, поскольку так дальше продолжаться не может. Решению этих проблем не способствует преступная деятельность, окружающая биткоин.

И речь идет не только о Mt.Gox, но и о Россе Ульбрихте (он же «Ужасный пират Робертс») и вынесенном ему приговоре за создание Silk Road. Речь также идет о Чарли Шреме, который был одной из первых звезд биткоина, а теперь отбывает наказание в федеральной тюрьме за незаконные операции с этой валютой. Стоит упомянуть и тот факт, что главный защитник биткоина Bitcoin Foundation едва не обанкротился из-за обвинений в неэффективном управлении фондом и полной некомпетентности.

Как только специалисты из Eris, Ethereum, Ripple или любой другой из множества лабораторий, работающих над созданием блокчейна без биткоина, сделают все как надо (я имею в виду, создадут блокчейн, работающий с долларами, фунтами и другими валютами), наступит конец биткоина. Он исчезнет. Именно в этот момент над компаниями из США и Словении, обрабатывающими транзакции с биткоинами, нависнет угроза экономического уничтожения, поскольку уровень их активности будет недостаточным для того, чтобы поддерживать их существование.

Я даже сомневаюсь, что этого уровня активности надолго хватит уже сейчас. Как только один из венчурных инвесторов заявит: «Я только что нашел способ, как обойтись без биткоинов», — настанет конец. Мы уже наблюдали нечто подобное. Веяния моды быстро проходят. Питомцы — камни Pet Rocks, игрушки Goo-Goo Dolls. На днях умер человек, придумавший игру «соты». Соты — это и есть его наследие. Наследием Сатоши Накамото будет концепция блокчейна.

– А что вы скажете о такой идее: блокчейн станет централизованной технологией? Не знаю, известно ли вам, но ФРС и IBM на днях объявили о совместной работе над созданием основанной на долларе криптовалюты, которая будет авторизованной, регулируемой и централизованной. Это и есть то направление, в котором будет развиваться ситуация?

– Совершенно верно. За этим будущее. Централизованная, закрытая криптовалюта. Как только будут разработаны платежные системы в долларах, фунтах стерлингов или иенах, биткоин канет в Лету, как в свое время произошло с восьмиступенчатой полуавтоматической коробкой передач и Pet.Сom. Мысль о том, что все будут пользоваться мнимой валютой лишь потому, что это альтернативный способ победить центральные банки, абсолютно нелепа. Верные сторонники биткоина говорят: «Зачем вам верить в центральный банк, если вы можете верить в математику?»

Ответ таков: потому что одна только математика и один только алгоритм не могут управлять экономикой. Для этого необходим центральный банк. Но сторонники биткоина возражают, что центральные банки доводят инфляцию до уровня, когда стоимость ваших денег становится мизерной. Они утверждают, что если бы в 1913 году вы положили 100 долларов под матрас, сегодня они стоили бы 3 доллара. И что из этого? Я не знаю ни одного человека, у которого под матрасом лежали бы доллары 1913 года. Кроме того, каждый, кто хранит деньги под матрасом, поступает глупо, поскольку инвестированные деньги растут в цене такими же темпами, как и инфляция, а зачастую даже быстрее.

Инфляция встроена в систему в целях предотвращения дефляции. Если у вас закрытая товарная экономика, основанная на чем-то вроде биткоина или золота, дефляция, к которой это в итоге приведет, гораздо хуже инфляции. Верные сторонники биткоина хотят получить все преимущества золотого стандарта, избежав при этом проблем, которые с ним связаны. Оглянитесь вокруг. На Земле не осталось ни одной страны, в которой бы действовал золотой стандарт. И на то есть веские причины. Сторонники биткоина просто не понимают сути мировой экономики. Они не понимают сути денег. Все, что они понимают, — собственная выгода. Один подросток сказал мне следующее: «Когда биткоины будут стоить 1 миллион долларов за одну монету, я буду мультимиллионером. Я стану богатым». Ну что же, желаю удачи!

– Создается впечатление, что вы настроены по отношению к биткоину достаточно враждебно.

– Я столь эмоционален, потому что вижу все насквозь, а также потому что никто не задает правильные вопросы. Я вижу, как люди приходят на CNBC и Fox Business, рассказывают о прелестях биткоина, и никто из журналистов не делает свою работу как надо, и не говорит: «Вы несете полную чушь». Журналисты покупаются на весь этот бред, а когда все пойдет не так, будут первыми, кто скажет: «Мы так и знали. Мы вас предупреждали». Как-то раз на CNBC выступал человек, которому я открыто бросил вызов и у которого была кредитная карта в биткоинах.

Он сказал: «Вы вносите биткоины на кредитную карту и можете расплачиваться ими за все. Вы едете в Селфридж, в универмаг John Lewis, на автозаправочную станцию — и везде расплачиваетесь биткоинами. Разве это не прекрасно?» Нет. Это афера. Вам необходимо сначала купить биткоины за фунты, евро или доллары, что не только абсолютно нелогично, а попросту глупо. Зачем утруждать себя всем этим? В чем преимущество? Просто заплатите фунтами, долларами или евро. Зачем включать сюда еще и биткоины?

Зачем увеличивать затраты, не увеличивая при этом ценность? То же самое можно сказать о биткоин-банкоматах, которые, кстати, в большинстве случаев убыточны. Как оказалось, они не приносят прибыли, потому что, во-первых, ими никто не пользуется; во-вторых, арендная плата слишком высока; в-третьих, комиссионные слишком высоки. Биткоин-банкоматы выставляют свой обменный курс, а вдобавок еще и взимают комиссионные. Пользоваться ими не имеет смысла. Вся концепция биткоина как мнимой валюты алогична. Да, можно кого-то обманывать какое-то время, но нельзя обманывать всех и всегда. Мнимая валюта биткоин перестанет существовать по этой причине.

– Так это своего рода новое платье короля? В конце концов, вы увидите, что там ничего нет?

– Верно. Это стало культом. Религией. А я еретик, потому что открыто заявляю: «Это безумие». Поэтому меня преследуют. На Reddit целые форумы обсуждают тот факт, что я ничего не понимаю. Запальчивость, месть и юношеские вспышки гнева иллюстрируют, какого рода люди во всем этом участвуют, и сразу же становится ясно, что они, пожалуй, не смогут реализовать все это, потому что пребывают в иллюзиях. Рационально мыслят только венчурные инвесторы, которые вкладывают реальные деньги в блокчейн и находят практические бизнес-решения реальных проблем. Но ни одно из этих практических бизнес- решений не включает в себя биткоин как валюту. Ни одно. Поскольку биткоин — это решение несуществующей проблемы.

– А если мы с вами встретимся через десять лет, как думаете, не скажете ли вы, оглянувшись назад: «Посмотрите на всех этих биткоин- мошенников: все они пропали куда-то, но разве не они дали нам замечательную технологию?»

– Но они не дают нам замечательную технологию. Они настойчиво продвигают биткоин, мнимую валюту, которая не имеет ничего общего с технологией. Кроме того, ими движут корыстные интересы. Один из этих клоунов сделал такое заявление: «Биткоин распространяется как вирус, вирус в кубе». Этому человеку следует и дальше принимать лекарства, поскольку он утратил связь с реальностью. Не так давно он заявил, что биткоину гарантировано будущее, потому что средняя продолжительность существования фиатной валюты составляет 27 лет. Но затем он вспомнил, что фунт стерлингов находится в обращении с XVII столетия.

Эта бессмыслица может убедить только того, кто готов поверить, что Земля плоская. Но без сторонников теории плоской Земли мнимая валюта не имела бы никакой ценности. Суть в том, что блокчейн в корне все изменит, но это будет не блокчейн биткоина. И на это не понадобится десять лет. Через пять лет мы с вами будем говорить о биткоине так же, как сейчас об автомобилях Edsel.

Больше горячих новостей

Государство и общество

Ждем новостей

Нет новых страниц

Следующая новость