Долгое время регуляторы относились к криптовалютам как к вотчине пользователей даркнета и криминальных структур.

Однако после криптобума 2017 года, когда индустрия начала расти экспоненциально (по количеству блокчейн-проектов, майнеров, криптобирж, инвестиционных фондов и ICO) и доступ к токенам получил широкий круг инвесторов, стало очевидно, что в стороне больше оставаться нельзя.
При этом зачастую государственные структуры не имеют четкой позиции по данному вопросу.

Нормативная база разных стран постоянно меняется от полного запрета любой деятельности, связанной с криптоиндустрией, до предоставления специальных экономических зон и льгот.
Скорее всего, в ближайшие два-три года мир ждет глобальное регулирование отрасли.

Но как на это смотрят разные участники рынка и какую пользу это может им принести? Своим мнением по этому вопросу поделился аналитик компании ICO Pools Андрей Безрядин в специальном материале для .
Регуляторы видят в криптовалютах угрозу экономике, неподконтрольный источник финансирования криминальной активности и подрыв своего авторитета как контролирующего органа.
Пытаясь контролировать криптоиндустрию, регуляторы преследуют следующие цели:

  • не дать денежным средствам граждан уйти из-под их контроля в мир криптовалют;
  • получить персональные данные граждан, пользующихся криптовалютами;
  • получить налоговые отчисления от операций с криптовалютами;
  • перекрыть источники финансирования криминальных структур;
  • не допустить нарушения текущего законодательства в области обращения денежных средств;
  • защитить граждан от противоправной деятельности: от действий мошенников и преступников;
  • создать «национальную» криптовалюту, контроль над которой (в том числе и эмиссия) будет полностью в руках государства, и, возможно, обеспечить переход граждан на эту валюту вместо фиатного варианта;
  • обеспечить повсеместное использование этой валюты для оплаты товаров и сервисов на территории страны и создать возможности использования монеты за ее пределами;
  • выйти из финансового кризиса или обойти санкции;
  • Создать систему поощрения блокчейн-инноваций для организации потока инвестиций в страну, предоставить новые рабочие места, сократить бюрократию и различные издержки.


Безусловно, некоторые пункты из этого списка можно поставить под сомнение.

Однако движение в сторону регулирования идет, и мы уже видим пример первой национальной криптовалюты — El Petro.

Да, монета подвергается разного рода критике, но это уже шаг вперед.
В то же время Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) не сходит со страниц новостных лент профильных изданий, являясь постоянным источником информации об обновлениях нормативной базы и блокировках мошеннических ICO.

Комиссия даже создала специальный сайт, чтобы привести пример мошеннического первичного предложения монет.
Между тем регуляторы таких стран как Сингапур, Швейцария и Япония открыто поддерживают инновации в отрасли блокчейна и финтеха и спонсируют соревнования по разработкам проектов в области блокчейн-технологий.
Для разработчиков криптоориентированная нормативная база и получение лицензий, одобряющих их деятельность, — это и уверенность в завтрашнем дне на территории данной страны, и получение легитимного статуса, что только прибавит доверия к проекту и привлечет инвесторов.
Однако в прошлом году из-за хайпа вокруг криптовалют на рынке появилось очень много мошеннических блокчейн-проектов, собирающих деньги через ICO и исчезающих с ними.

Зачистка рынка от подобных негативных элементов, причиняющих вред репутации всей индустрии, пойдет на пользу всем участникам криптовалютной сферы, включая законотворцев, формирующих регулятивный фреймворк.
Например, одобрение Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) деятельности блокчейн-проекта Filecoin выделило его из кучи мошеннических ICO, а также позволило инвесторам из США принять участие в краудсейле, благодаря чему проект смог собрать рекордную на тот момент сумму $257 млн.
Возможно, при определенном подходе к регулированию и развитию направления «национальных криптовалют», мы придем к тому, что криптоэнтузиастам будет позволено участвовать только в местных первичных предложениях монет (в том числе и через ICO-пулы) и только с помощью регулируемых государством монет.
Централизованные криптобиржи обязаны соблюдать политику идентификации клиента и противодействия отмыванию денег (KYC/AML).

В противном случае они столкнутся с риском переноса бизнеса в другую юрисдикцию.

Отсюда и вытекает неукоснительное следование указаниям регуляторов по делистингу анонимных криптовалют, запрета торговли для пользователей из определенных стран и т.

д.
Трейдеров ожидаемо такое положение вещей не устраивает, ведь многие пришли в мир криптовалют именно из-за их децентрализованной природы и возможности анонимного приумножения финансовых средств.

С другой стороны, получение биржей лицензии, пусть и придает ей легитимный статус, но не гарантирует безопасности (а ведь на кону средства и персональные данные пользователей).
При дальнейшем сотрудничестве бирж и налоговых служб часть пользователей перейдет с централизованных торговых платформ на децентрализованные аналоги и OTC-площадки, а часть останется «играть в белую».

Впрочем, при слишком туго закрученных «налоговых гайках», биржи и сами могут начать рассматривать возможность переезда в другую юрисдикцию.
В целом же, в результате глобального регулирования сфера криптобирж зачистится от потенциально опасных (в глазах регуляторов) торговых площадок, а легитимность оставшихся притянет к ним новых инвесторов.

Сюда же подключатся изначально регулируемые биржи, вроде NASDAQ, которые начнут предоставлять свои сервисы для доступа в мир криптовалют.
Рынком станет труднее манипулировать и, соответственно, сложнее получить профит.

Возможно, на каждой легальной бирже появятся торговые пары с национальной криптовалютой.

Есть даже вероятность, что ввод/вывод будет разрешен только в ней, как и расчеты на кассах (при необходимости оплаты именно криптовалютой).
Инвестиционным фондам также пойдет на пользу зачистка рынка и легитимность.

Обывателям и институциональным инвесторам в свою очередь придется расплатиться анонимностью (из-за KYC/AML) и принять требования по налогообложению за относительную безопасность.
В общем и целом регулирование может как весьма упростить «вход в крипту» (можно будет покупать криптовалюты прямо с карточки и не бояться, что счет заблокируют), так и сделать ее доступной только для узкого круга лиц.
Регуляторы могут заручиться доверием граждан, если будут:

  • соблюдены повышенные требования безопасности при проверке всех криптоорганизаций и по хранению/обработке персональных данных пользователей;
  • организованы удобные условия для ввода/вывода средств в фиатные валюты;
  • создана приемлемая налоговая база;
  • исходный код национальной криптомонеты будет доступен для публичного аудита;
  • организована повсеместная возможность оплаты местной криптовалютой и от этого будет какая-то экономическая выгода (ниже цена, чем при оплате фиатными деньгами, или будет работать кэшбэк);
  • при совершении противоправных действий против пользователей и их криптовалютных средств/майнингового оборудования им может быть оказана юридическая поддержка.


Перечисленные факторы потенциально могут организовать приток новых пользователей, а некоторая их часть сможет выйти из теневого сектора.
Идейная составляющая сообщества (анонимы, криптоанархисты, либертарианцы, анархо-капиталисты и т.

д.), для которой безопасность, приватность, децентрализация и свобода стоят во главе угла, вряд ли выйдет из тени.

И это их право.

Эти люди не нуждаются в «страховке» и присмотре — они сами в ответе за свои поступки.

Поэтому любые телодвижения регуляторов, направленные на то, чтобы вклиниться в эту сферу, воспринимаются ими как красный флаг и попытка влезть в частную жизнь, в чужой карман.
Да, в этой сфере много мошенников, использующих анонимность и отсутствие возможности перекрывать платежные каналы в свою пользу.

И с этим нужно бороться (например, в эту сторону движутся BitFury и Chainalysis).
Однако если перегнуть палку, мы можем прийти к тотальной регистрации криптокошельков (с установкой в них «местной» прошивки), использованию только регулируемых криптовалют на открытом блокчейне для оплаты товаров и сервисов, и тогда выяснится, что фиат был анонимнее.
В большинстве стран майнинг не воспринимается как предпринимательская деятельность и освобождается от налогообложения, или ему предоставляются налоговые каникулы.

Там, где государственные структуры намереваются облагать налогами эту сферу деятельности, майнеры по понятным причинам приходят в недоумение и задаются вопросами, каким образом регуляторы собираются вычислять, кто, сколько и что майнит?
В глазах же, например, российских регуляторов майнинг — это индивидуальное предпринимательство, производство.

Однако законодательной базы под производимое имущество нигде не имеется, поэтому намайненные монеты налогом не облагаются.
В то же время, если регуляторный фундамент все-таки будет выстроен, то деятельность майнеров вполне может оказаться противоправной, если они не встанут на учет как ИП или не зарегистрируются в каком-нибудь реестре майнеров (хотя, исходя из текущих условий, декларируемых регулятором, им выгоды от этого никакой).
Подводя итог, можно сказать, что при сценарии глобального регулирования, поощряющего блокчейн-инновации и уважающего приватность граждан, криптоиндустрию ждет расцвет.

Это, в свою очередь, положительно скажется на всех секторах, где блокчейн будет внедрен обосновано и с умом.

Рынок станет менее волатильным, однако приобретет легитимный статус и притянет новых инвесторов, технические знания которых повысятся.