Занимающаяся тестированием блокчейнов компания утверждает, что протокол EOS, оценивающий сегодня в $5 млрд, не является блокчейном как таковым.

Об этом пишет TheNextWeb.
В ходе своего эксперимента фирма Whiteblock пришла к заключению, что токен EOS и связанный с ним рынок RAM представляют собой, в сущности, сервис облачных вычислений, основывающийся на совершенно централизованной структуре.

Одновременно, они не обладают некоторыми фундаментальными характеристиками блокчейнов, например неизменяемостью.
Тестирование было заказано блокчейн-стартапом ConsenSys, занимающимся развитием экосистемы Ethereum.
«Нами было проведено исследование с использованием практического тестирования и экспериментов в контролируемых лабораторных условиях, которое предоставляет подробную и объективную модель разработки, производительности и экономики EOS», — говорится в публикации компании.
EOS отличается от Ethereum и биткоина по целому ряду характеристик, наиболее примечательной из которых кажется отбор валидаторов транзакций.

В отличие блокчейнов на базе механизма консенсуса Proof-of-Work, в которых любой желающий может выделить свои ресурсы для поддержания работы сети, EOS выбирает производителей блоков при помощи сложного процесса голосования, который является частью механизма Delegated Proof-of-Stake, используемого в нём.

В ходе выборов производителей блоков каждый токен EOS соответствует одному голосу, то есть те, кому принадлежит больше токенов, имеют больше контроля над сетью.
Для осуществления эксперимента Whiteblock создал собственную версию системы EOS, которая, согласно его утверждению, была максимально приближена к оригиналу.
«Она использует такое же программное обеспечение.

Производители блоков в системе Whiteblock выполняют те же функции, что и производители блоков в основной сети», — заявил технический директор Whiteblock Зак Коул.

«Мы предоставляем ноды в контролируемой тестовой среде, настраиваем параметры сети между этими нодами, чтобы эмулировать производительность в реальных условиях, и автоматизируем их процессы и действия, чтобы наблюдать за их поведением и измерять производительность детерминированным образом».
Команда Whiteblock начала тестировать собственную копию блокчейна EOS в сентябре.

Тесты проходили в изолированных условиях и продолжались 2 месяца.
Фирма описывает EOS как сеть, дающую обещание предоставить вычислительные ресурсы, хранящиеся в “чёрном ящик”, где их могут получить пользователи, и утверждает, что она использует централизованную, наполненную дырами модель управления.
«EOS – это не блокчейн, а распределённая гомогенная система управления базой данных, ключевым отличием которой является отсутствие криптографической валидации транзакций», — заявляет Whiteblock.

«Производители блоков EOS сильно централизованы, а пользователи могут получать доступ к сети только через посредничество производителей блоков.

Производители блоков – это единая точка отказа всей системы».
Значительная часть доклада посвящена доказательству того, что в протоколе EOS отсутствует механизм, который препятствовал бы сговору производителей блоков, что открывает возможности для организации картеля с целью выведения из строя всей системы.
Таким образом, Whiteblock утверждает, что EOS содержит уязвимость на уровне консенсуса и не использует протокол византийского соглашения, из-за чего может подпасть под контроль злонамеренных заговорщиков.
«На концептуальном уровне в сети EOS невозможно реализовать протокол византийского соглашения.

Для этого сеть должна быть защищена от формирования картелей, но картели легко формируются в EOS, что сводит на нет любую работу в этом направлении».
Также исследователи обращают внимание на то, что первичной угрозой для целостности системы EOS является её уязвимость для атак Сибиллы, при которых один из узлов может иметь несколько идентификаторов, что в свою очередь позволяет наполнять сеть мусорными данными и проводить DDoS-атаки.
«На самом деле, это крупная уязвимость системы, поскольку мошенники могут, по сути, создавать зловредные аккаунты значительно быстрее, чем производители блоков могут достигать консенсуса касательно исключения таких аккаунтов», — предупреждает Whiteblock.

«Этот фактор служит ещё одним подтверждением централизации, которая существует в сети EOS, и огромных полномочий, которыми обладают производители блоков».
После этого авторы доклада переходят к утверждению о том, что производители блоков в действительности не обрабатывают транзакции с использованием какого-либо механизма консенсуса, а лишь подтверждают их «механическим образом», не проводя полную верификацию их корректности.
Испытания Whiteblock показали, что число транзакций, которые способен обрабатывать блокчейн EOS, на практике серьёзно не дотягивает до тех значений, которые изначально назывались в маркетинговых материалах, и никогда не превышает 250 транзакций в секунду, даже в идеальных условиях, в том числе с нулевой задержкой и без потери пакетов.
Другие тестировщики в прошлом уже занимались измерением пропускной способности сети EOS.

Согласно распространённому мнению, предельный показатель для EOS в настоящее время составляет 4 000 транзакций в секунду (TPS).

В white paper проекта говорится, в будущем его сеть может масштабироваться до миллионов транзакций в секунду.
«Во время испытаний в условиях реального мира с задержкой полного цикла в 50 миллисекунд и 0,01% потерянных пакетов производительность падала ниже 50 TPS, то есть приближалась к текущим показателям Ethereum», — говорится в исследовании.

Биткоин в настоящее время способен обрабатывать до 7 транзакций в секунду, Ethereum – около 20.
Но и это не всё.

Как объясняет Коул, EOS хранит все относящиеся к транзакциям данные в своеобразной таблице, разработанной главой EOS Дэном Ларимером, под названием Chainbase.

Когда сеть EOS подтверждает транзакцию, производители блоков просто оставляют перекрёстные ссылки на новые данные в этой таблице, не убеждаясь при этом в их легитимности при помощи криптографии, утверждает Whiteblock.

Другими словами, для осуществления транзакций EOS достаточно, чтобы производители блоков обновляли данные Chainbase, при этом криптографическая составляющая верификации, которая присутствует, например, в блокчейне Ethereum, в этом случае опускается.
«Все эти действия осуществляются в среде, характеризующейся нехваткой криптографической валидации контрактов и транзакций», — утверждают исследователи.

«EOS на фундаментальном уровне является всё той же централизованной архитектурой облачных вычислений [клиент/сервер], не имеющей фундаментальных компонентов блокчейна или одноранговой сети».
Валидация транзакций при помощи проверки в специальной таблице имеет свои последствия.

Это не только нетипично для криптовалют, но и позволяет разработчикам проводить неограниченное число “отмен”, то есть производители блоков могут обращать транзакции, что происходило в системе EOS уже не один раз.
«Способность обращать историю (или другие ценные данные) напрямую конфликтует с самым базовым определением блокчейна, который характеризуется неизменяемостью данных», — заключает Коул.
TheNextWeb решил услышать мнение обратной стороны и связался с производителями блоков EOS, большинство из которых комментировать ситуацию отказалось.
Разработчик децентрализованных приложений для экосистемы EOS назвал описание процесса валидации транзакций Whiteblock “бредовым”.

Он утверждает, что Chainbase является лишь методом хранения данных в реальном времени.

Производители блоков в свою очередь подтверждают транзакции с помощью криптографии, после чего записывают подтверждённые транзакции в блокчейн.

Chainbase в этом случае является методом оптимизации ресурсов EOS, что не согласуется с заключением Whiteblock.
Как отмечалось выше, исследование было заказано стартапом ConsenSys – одним из основных игроков экосистемы Ethereum, являющейся прямым конкурентом EOS.

С другой стороны, в истории и структуре EOS к сегодняшнему дню действительно было немало неоднозначных моментов.

Для тех, кто усомнится в объективности подхода Whiteblock, компания обещает провести испытание блокчейна в реальном времени.