Владимир Носов: Можно вечно смотреть, как люди ждут, когда крипта станет пузырем

Делитесь и голосуйте:

Содержание статьи:

Я пришел в криптовалютный бизнес по финансовому сектору. Занимаясь трейдингом, заметил, что о большинстве бирж трудно найти хоть какую-нибудь проверенную информацию, особенно регистрационную и бенефициаров. Как выбрать биржу? Как можно доверить деньги тем, кому ты не можешь доверять? Поэтому целью было создать открытую платформу.

О нас можно найти все необходимые данные. WhiteBIT происходит из Украины, компания зарегистрирована в Эстонии, это проверяется в соответствующих реестрах. Я являюсь основателем и CEO.

WhiteBIT — это не только криптовалютная биржа, а также DEX-биржа, B2B-платформа, платежные терминалы. На сегодняшний день команда WhiteBIT — это более 500 человек в разных офисах мира. Половина из них — разработчики.

Я люблю наше название, она демонстрирует главный принцип WhiteBIT — прозрачность. Собственно, из этого и родилась компания.

Мы не занимаемся майнингом. Мы — биржа, которая собирает ликвидные активы. Их можно приобрести, ими можно торговать.

Биржа зарабатывает на комиссиях от торгов и выводе денег пользователями. Как и другие биржи, мы берем плату за листинг, то есть попадание актива в наш список трейдинга. Недавно запустили фьючерсную торговлю для трейдеров, каждый наш продукт по факту — это источник заработка.

Есть такое понятие как объем торгов на бирже. Это открытые данные, которые можно проверять каждый день. Именно они важны для пользователей. А по пожертвованиям могу сказать, что благотворительность всегда была составной частью устойчивого и сознательного бизнеса. И если раньше предприниматели строили больницы, галереи, школы, чтобы развивать общину и общество в целом, то сейчас мы донатим средства, чтобы приблизить нашу победу, потому что очевидно, что без этого никакое другое развитие невозможно.

Трудно было не узнать об этом, когда почти все СМИ написали об аукционе (смеется). Участие в торгах — это было мое решение как CEO, продиктованное политикой компании во время полномасштабной войны. Мы и раньше делали подобное, например, выкупили за 900 000 грн золотую медаль параолимпийского чемпиона Сергея Емельянова. Деньги также ушли ВСУ.

Покупка микрофона преследовала две цели: практическая — поддержка нашей армии. Символическая — показать, что украинский бизнес не просто живет, но и работает. Фактически так мы сделали послание мировому сообществу.

Этот кубок мы покупали не с целью того, чтобы его присвоить. Это как бы наше общее достояние.

Мы сейчас разрабатываем план активностей, как можно продолжить эту историю. Возможно, это будет некий тип черити-тура с кубком. Возможно, придумаем что-нибудь другое.

Закон о виртуальных — однозначно шаг вперед и начало большого пути. Как непосредственный участник процесса его разработки считаю, что закон вобрал в себя современные тренды мирового крипторегулирования и способен сделать эту сферу одной из бюджетообразующих для нашей страны.

Дело осталось за малым — запустить проект в работу. Это традиционно почти технический вопрос, от которого все зависит, и именно это тормозит весь процесс.

Здесь я имею в виду принятие соответствующих дополнений в Налоговый Кодекс, урегулирующих налогообложение операций с виртуальными активами.

Работа в этом направлении ведется, и мы принимаем в ней активное участие.

Крипторинок устроен таким образом, что глобально биржи между собой не конкурируют. Наша глобальная миссия как комьюнити — это не бороться за операционные показатели, а развивать индустрию в мире. Чтобы новые финансовые инструменты были доступны как можно большему кругу людей. В общем, у нас два миллиона клиентов, мы глобальная компания со своими уникальными сервисами и проектами на государственном уровне.

Считаю, что давать финансовые советы публично неэтично. На этом рынке каждый должен делать свой ресерч.

Можно вечно смотреть на три вещи: как течет вода, как работают ВСУ и как люди ждут, когда криптовалюта окажется пузырем (смеется).

Если бы все это было так, как хотят скептики, на рынок криптовалют не заходили бы крупные банки, глобальные компании не делали бы собственные NFT-коллекции, а платежные системы по типу Visa и MasterCard наверняка не поддерживали бы криптовалютные платежи.

С каждым годом капитализация криптовалют растет, как и количество стран, где их легализуют. Технологические решения развивают этот и смежные рынки. Поэтому нет, криптовалюта не является пузырьком, и вряд ли станет им в долгосрочной перспективе.

Коины держатся на спросе и информационном поле вокруг них. Любой инфоповод вокруг той или иной монеты — повод ее приобрести в «коллекцию».

Мы практикуем такой подход. Для нас и работников удобство очевидно.

Я свои деньги храню в биткоине. Я в этом плане парень стабилен. И да, у меня все в крипте.

Нет, к сожалению. Здесь реально нельзя ничего не поделать. И не верьте тем, кто говорит обратное. Потому просто сохраняйте все нужные доступы. Банально — запишите на бумаге и спрячьте в надежном месте дома или в сейфе, или пользуйтесь холодными кошельками (флешки, на которых хранятся активы).

Конечно, с началом войны на рынке криптовалют оживление есть, это касается не только Украины, а рынка в целом. Люди пытаются уйти от инфляции.

Глобальная цель — масштабирование. Мы работаем в 150+ странах мира, есть офисы в Турции, Испании и Австралии. В настоящее время ведутся работы по открытию представительств в других странах, в частности в США. Не забываем подкреплять амбиции работой — только с начала полномасштабной войны мы открыли новые продукты и готовим еще более громкие лончи, партнеримся на государственном уровне с государственным сектором Украины.

Больше горячих новостей

Государство и общество

Ждем новостей

Нет новых страниц

Следующая новость