27 ноября исследовательское подразделение Комиссии по торговле товарными фьючерсами США (CFTC) – одного из двух главных регуляторов финансовых рынков страны – LabCFTC опубликовало руководство по смарт-контрактам.В качестве основного определения смарт-контракта CFTC приводит формулировку, предложенную криптографом Ником Сабо в 1996 году: «Смарт-контракт – это набор обещаний, заданных в цифровой форме, включая протоколы, в рамках которых участники исполняют прочие обещания.

Базовая идея смарт-контракта состоит в том, что множество видов условий контракта (в том числе право требования, материальная ответственность, точное определение прав собственности и т.д.) может быть закреплено при помощи программного и аппаратного обеспечения, с которым мы работаем, таким образом, чтобы нарушение условий контракта оказалось дорогим действием для нарушителя (при желании, непозволительно дорогим)».Также CFTC приводит более простое определение: «Смарт-контракт позволяет выполнить компьютерный код для осуществления действий в определённый момент времени и/или на основании наличия или отсутствия какого-либо события (например поставки актива, погодных условий, изменения учётной ставки)».CFTC отмечает, что при всех своих преимуществах смарт-контракт или “умный” контракт никогда не окажется умнее своего создателя.

Если условия контракта нарушают требования закона, такой контракт не может считаться обязательным для исполнения.

Другими словами, использование смарт-контракта не освобождает пользователя от сопутствующих обязанностей.

Кроме того, смарт-контракты прибегают к помощи так называемых “оракулов”, а значит, они могут выполняться и при передаче им ложных сведений.Для лучшего понимания принципов работы смарт-контракта CFTC в качестве примера приводит торговый автомат.

Он содержит набор предустановленных позиций, которые продавец соглашается немедленно передать покупателю после получения от него требуемой суммы.Соответственно, смарт-контракты могут применяться компаниями в сфере трейдинга для автоматизации своих процессов.

Их алгоритмы могут осуществлять транзакции на основании ряда переменных, задаваемых пользователем.

Например, заявка типа “стоп-лосс” отменяет транзакцию, когда цена опускается ниже определённого значения.Кроме того, CFTC обращает внимание на ряд положительных особенностей смарт-контрактов.

Они могут быть составлены таким образом, чтобы обеспечивать соблюдение требований регуляторов, из-за чего противоправное действие совершить будет просто невозможно.

Также автоматизация процессов может помочь сберечь время и деньги, а стандартизация – избежать лишних дискуссий.Одним из примеров такого применения смарт-контракта, согласно CFTC, является велосипед с электронным замком, разблокируемый при помощи кода.

Когда арендатор сдаёт велосипед в точке, отличной от начальной, смарт-контракт списывает с него обозначенную сумму в пользу компании и блокирует замок.CFTC также допускает, что преимущества смарт-контрактов для себя смогут найти контролируемые ею организации, в том числе в сфере финансовых деривативов.В качестве потенциальных рисков смарт-контрактов CFTC называет возможность обхода требований закона, снижение прозрачности и целостности рынка, технические, операционные проблемы и проблемы в сфере кибербезопасности, а также их уязвимость для мошенничества и манипуляций.В октябре член CFTC Брайан Квинтенс выдвинул предположение, согласно которому смарт-контракты должны регулироваться в соответствии с общими нормами права, а разработчики могут привлекаться к ответственности за противоправные действия, совершаемые третьими лицами с использованием написанного ими кода.