Джихан Ву больше напоминает интеллектуала из колледжа, чем представителя когорты самых молодых и богатых бизнесменов мира.

32-летний соучредитель и сопредседатель Bitmain, крупнейшей компании в сфере майнинга, невероятно сдержан и застенчив.
Несмотря на то, что его компании Bitmain всего пять лет, в прошлом году она принесла выручку в размере $2,5 млрд., говорит Ву.

По его словам, это в основном произошло за счёт продаж ASIC-майнеров.

Такое производство потребовало значительных средств, собранных благодаря ведущим майнинговым пулам BTC.com и AntPool.

За недолгий срок с момента своего создания Bitmain выросла в стоимости до $12 млрд., говорит Ву (хотя, по оценке Bloomberg, стоимость компании ближе к $9 млрд., при этом Ву и другой сопредседатель Микри Чжан совместно владеют 60% бизнеса).
Задача Ву состоит не только в управлении Bitmain, но и в её развитии.

У Ву есть проекты, которые должны расширить сферу деятельности компании и позволить ей войти в быстроразвивающуюся индустрию искусственного интеллекта (AI); он говорит, что Bitmain планирует выпустить AI-чип уже в этом году.

Ву также старается убедить регулирующие органы упростить криптовалютную политику.

(В Китае, где расположена компания, самое строгое регулирование цифровых валют: правительство наложило серьёзные ограничения на деятельность бирж и запретило ICO.)
Ву говорит:
Переговоры и работа с регуляторами очень важны.

Было бы хорошо немного откатить назад эти жёсткие правила.

Мы должны работать с ними, а не просто пытаться как-то их обходить.
Криптовалютный миллиардер также затронул некоторые из теорий заговора, которыми окутана Bitmain.

Ниже мы приводим выдержку из интервью, которое Джихан Ву дал Fortune.
Fortune: Почему вы решили инвестировать все свои деньги в биткоин, когда узнали о нём в 2011 году? Что заставило вас совершить этот шаг?
Джихан Ву: Я очень быстро ухватил эту идею и представил себе, как она будет работать.

Деньги — это не двоичная система с нулями и единицами: «деньги» или «не деньги».

Скорее, это напоминает шкалу от нуля до единицы: одни вещи больше похожи на деньги, чем другие.

Это первое, что нужно учитывать.
Поэтому после того, как был изобретён биткоин, значение имело только то, сколько людей узнали о нём как о деньгах.

Через два года после его изобретения на таких форумах, как btctalk.org, уже зарегистрировались тысячи пользователей со всех уголков мира: из Германии, России, США, Китая и других стран.

Без интернета можно было забыть об этой идее, потому что вы не могли бы найти поддержки и спутников.

Однако, когда есть интернет, люди могут жить очень далеко друг от друга и найти единомышленников, которые принимают ту же идею и участвуют в формировании консенсуса и экономики сети.

Я считаю, что это и есть фундаментальный катализатор успеха биткоина.
Занимаетесь ли вы внутренним майнингом, прежде чем выпускать новые майнеры на рынок?
Нет, мы таким не занимаемся.

А что касается подержанных майнинговых ферм, то их продажа — это совершенно прозрачный процесс.

Нет такого, чтобы мы майнили на оборудовании, а затем продавали его, выдавая за новое.

Если оборудование использовалось, мы обязательно сообщаем об этом покупателю.
То, в чём нас подозревают, противоречит принципам нашей компании, и это лишь слухи.

С первого дня создания компании соблюдается прозрачность.

У нас есть каналы для сбыта подержанных установок, и нет необходимости выдавать старое оборудование за новое.
Мы не имели в виду сбыт подержанных устройств, а хотели спросить об использовании новых майнеров в вашем производстве до того, как произойдёт массовый релиз.

Вы ведь могли бы в течение нескольких месяцев обладать эксклюзивным правом на их использование…
Нет, мы никогда так не делали.

Это не наша стратегия.

Нам хватает испытаний в малых масштабах.
Мы спросили об этом, потому что действительно были сообщения и слухи.
Я тоже читал эти истории.

Скорее, речь о недоброжелателях, которые долгое время контролировали большую часть хеш-мощности Monero.

Я хотел бы сказать, что разработка ASIC — это не секретный навык, которым обладает только Bitmain.

Это могут сделать многие.

У такой крупной компании, как Bitmain, а особенно лично у меня не нашлось бы времени или ресурсов, чтобы заниматься подобными вещами.

Разрабатывая железо, мы просто выпускаем его и продаём на рынке.

Сразу после испытаний образцов мы начинаем рыночные продажи.

Преимуществ в виде исключительного права у нас нет.
Какие приоритетные направления выделяет ваша компания на ближайшие несколько лет?
Во-первых, мы продолжим вкладывать много ресурсов в исследования и разработки устройств для майнинга, стремясь сохранить преимущества перед конкурентами, например перед Avalon.

Мы также будем делать инвестиции в соответствии с нашим видением криптовалютного рынка.

Мы считаем, что этот рынок начнёт поддерживать реальную экономику и сделает больше, чем уже сделал нынешний финансовый рынок в интернете.

Bitmain также намерена вывести на рынок множество AI-продуктов, и это будет совершенно новый бизнес по продаже оборудования, которое ускорит внедрение искусственного интеллекта в нашу жизнь.
И как оно будет выглядеть?
Оно будет похоже на Google TPU [тензорные нейронные процессоры].

Это просто такое железо.
И когда предстоит выпуск?
Возможно, в конце этого года.
Вам часто приходится общаться с регуляторами?
Не так уж часто.

Иногда мы встречаемся с некоторыми из них на конференциях.

Наш бизнес привязан к разработке полупроводников и устройств на их основе.

Например, у американского криптовалютного стартапа Circle, стоимость которого дошла до $3 млрд.

в раунде финансирования с участием Bitmain, гораздо больше опыта в общении с регуляторами.

Вот почему наша компания очень заинтересована в сотрудничестве с ним.

Конечно же, в будущем мы намерены тесно сотрудничать с регуляторами, это для нас очень важно.

Нам нужно попытаться немного ослабить эти жёсткие правила.

С ними нужно работать, а не просто пытаться их обходить.