Как известно, Bitcoin Foundation — это группа лидеров индустрии, которые объединились для финансовой поддержки биткоин-инфраструктуры и продвижения криптовалюты в широкие массы.

Это помогло организации только в прошлом году привлечь более $350 000 в виде членских взносов от стартапов и частных лиц, которые верят, что таким образом они помогают развитию биткоина.
Помимо возможности высказать свою позицию, которую Bitcoin Foundation дает своим членам и биткоин-сообществу в целом, организация также вовлечена в различные кампании, программы просветительской деятельности и мероприятия, призванные донести ее миссию и ценности.
Так, на сайте Bitcoin Foundation говорится, что «с целью защиты биткоина кому-то необходимо разговаривать с правительствами, регуляторами, финансовыми институтами, технологическими компаниями, СМИ и всем остальным миром».

Это, как верит организация, поможет продвижению способов безопасного и легального обмена фиатных валют на биткоин и обратно, а также использованию криптовалюты в качестве средства международных расчетов и средства сохранения капитала.

«Bitcoin Foundation координирует усилия биткоин-сообщества, помогает привлечь внимание общественности к преимуществам биткоина и объясняет техническим специалистам, регуляторам, прессе и всем другим как им пользоваться, а также требования соответствующей технологии», — говорится на сайте организации.


Для достижения этих целей Bitcoin Foundation, в частности, занимается политическим лоббированием, организацией конференций и других мероприятий, выделяет гранты на исследовательские работы, поддерживает разработку протокола биткоина, проводит соответствующие тренинги, а также реализует другие проекты более широкого назначения.

Например, через проект Bitcoin Speakers Bureau организация спонсирует выступления спикеров на различных конференциях и мероприятиях.
Тем не менее практически с самого момента своего основания в 2012 году Bitcoin Foundation находится под огнем критики со стороны представителей сообщества, высказывающих недовольство целым рядом аспектов: недостатком прозрачности и финансовой подотчетности организации, спорными назначениями в ее правление, политическими разногласиями в дебатах вокруг размера блока, а также фактическим бездействием в вопросах финансирования разработки инфраструктуры биткоина.
В эксклюзивном интервью Лью Клаасен — исполнительный директор Bitcoin Foundation и венчурный капиталист из Кейптауна, ЮАР — ответил на эту критику, рассказав о текущем состоянии дел внутри организации, проектах, над которыми она работает, а также о дальнейших планах.

: Мистер Клаасен, каким будет ваш ответ как исполнительного директора на всю ту критику, которая звучала в последние годы в адрес Bitcoin Foundation?
Лью Клаасен: Прежде всего я хочу сказать, что это прискорбно, что Bitcoin Foundation оказалась вовлечена в этот жесткий раскол между сторонниками и противниками увеличения размера блока.

Организация не имеет к этому фактического отношения, не контролирует протокол, не принимает соответствующих решений и не дает никаких рекомендаций.

Это информационно-просветительская платформа, которая разъясняет регуляторам, законодателям, представителям масс-медиа и обычным людям, что это за технология и почему она полезна.

Люди должны лучше понимать свое право на владение деньгами, которые находятся вне контроля правительств, и видеть определенные вызовы сегодняшней финансовой системы.

Думаю, пока организация существует, эти цели будут сохраняться.
Мы уделяем большое количество времени работе с регуляторами, особенно учитывая их более пристальное внимание к индустрии.

Кроме того, поскольку доминирование биткоина на рынке сегодня составляет всего около 30%, это нельзя назвать чем-то плохим, потому что означает, что появилось много других проектов, которые оказываются ценными для многих людей.

Мы также представляем интересы и этих проектов.

Таким образом, можно сказать, что мы представляем интересы всей индустрии, а не исключительно биткоина.
Правда в том, что большинство людей даже не подозревает о существовании других проектов.

Они знают, что есть биткоин и другие криптовалюты, но на этом их знания ограничиваются, поэтому наша задача остается прежней.
Что же касается вызовов, с которыми мы сталкивались в прошлом, и раскола внутри сообщества, то представителям обоих лагерей было непросто высказывать публичную поддержку Bitcoin Foundation — они моментально были бы подвергнуты бесконечному троллингу.

Такое положение дел в индустрии не может радовать, но это наша действительность.
Сегодня мы перешли на модель фандрайзинга, при которой мы делаем ставку на взносы членов организации, и отклик очень хороший.

Другой вызов состоит в том, что мы хотели бы придать больший импульс некоторым из наших программ, быть более агрессивными с точки зрения роли, которую мы играем, и с этой целью мы сотрудничаем с рядом действительно крупных игроков.
 В последние месяцы Bitcoin Foundation также активно вовлечена в процесс противостояния с так называемой Bitlicense в штате Нью-Йорк.

Можете назвать другие заметные инициативы, в которых вы принимаете участие?
Лью Клаасен: Сейчас наше внимание сосредоточено на нескольких вещах.

В первую очередь это штат Нью-Йорк и BitLicense, но одновременно с этим мы работаем над противодействием ряду регулятивных предложений Комиссии по унификации законов на федеральном уровне в США, а также участвуем в рабочих группах в Южной Африке, Уганде и Зимбабве, пытаясь повлиять на решения местных правительств в отношении криптовалют.

Кроме этого, мы вовлечены и в другие проекты, которые должны пойти на благо всего сообщества, но делаем это не ради финансовой выгоды.
Вот такая примерно ситуация на сегодняшний день.

Возможно, нам и хотелось бы иметь возможность привлечь больше средств на реализацию этих программ, и я думаю, определенный прогресс в этом направлении есть, но быть втянутыми в различные дрязги нам совершенно не хочется.
Оказывает ли сегодня Bitcoin Foundation финансовую поддержку биткоин-разработчикам?
Лью Клаасен: Нет, в данный момент мы этим не занимаемся.
 Как вы сами будучи венчурным инвестором оказались в криптовалютной индустрии?
Лью Клаасен: Впервые я узнал о биткоине в 2012 году, но не был активным участником сообщества вплоть до тех пор, пока не увидел в нем нечто большее.

Я думаю, это был 2016 год, когда все начало меняться самым драматичным образом и пришло осознание того, что, если мы хотим создать нечто, что будет более осмысленным и полезным для несостоявшихся экономик, мы должны фокусироваться на развивающихся рынках.

Поэтому с моим прошлым в качестве инвестора в технологические стартапы, особенно в финтех-стартапы, мы начали изучать те вызовы, которые стоят именно перед развивающимися рынками.

Эта идея нашла отклик среди членов правления Bitcoin Foundation и получила импульс с уходом Брюса Фентона с поста исполнительного директора.
Если смотреть глобально, какие области в крипто- и финтех-пространстве сегодня можно считать наиболее перспективными?
Лью Клаасен: Я не считаю блокчейн основополагающим слоем, на котором бы строился бизнес, и думаю, что со мной многие согласятся.

Сама по себе технология блокчейн — это не бизнес-модель, она просто обеспечивает существование децентрализованных моделей.

Поэтому, как мне кажется, очень интересным будет сочетание блокчейна со многими другими индустриями.
Если говорить более предметно о финтехе, то я могу привести в пример Dala, криптовалюту, которая была выпущена в мае в Африке.

Проблема, которую мы пытаемся там решить, заключается в ценовой стабильности, поскольку есть представление, что на многих развивающихся рынках либо отсутствует ценовой контроль, либо на стоимость валют влияют крупные торговые партнеры, либо присутствуют злоупотребления и избыточное предложение этих валют.
Если говорить о биткоине, какую роль, с вашей точки зрения, он будет играть в будущем?
Лью Клаасен: Биткоин всегда будет играть сильную доминирующую роль, но сейчас было бы правильнее рассматривать его в качестве резервной валюты.

Возможно, в дальнейшем что-то изменится, учитывая внедрение Lightning Network и других важных технологий, но, в любом случае, вызов будет заключаться в том, станет ли биткоин формой наличных денег или будет продолжать оставаться резервной валютой.

Все завязано на экономических стимулах, потому что, если у меня есть нечто, что выполняет функции резервной валюты, то зачем мне это продавать?
И даже если будут решены технологические проблемы, у меня нет уверенности в том, что будут решены экономические проблемы.

Как бы то ни было, даже в своем нынешнем виде биткоин будет давать огромную ценность всей экосистеме.
Несколько месяцев назад вы предсказывали, что до конца 2018 года биткоин вырастет в цене до $40 000.

Глядя на сегодняшнее состояние рынка, вы по-прежнему считаете это возможным?
Лью Клаасен: Я больше не занимаюсь ценовыми предсказаниями, потому что их всегда выхватывают из контекста.

В том конкретном случае я сделал такой прогноз, сопроводив его целым рядом оговорок — если случится это или если случится то.

Кроме того, делать такие прогнозы — значит быть безответственным: к сожалению, многие люди будут видеть в этом причину для спекулятивных покупок, забывая при этом о фундаментальной ценности технологи — ее децентрализованной природе.
Беседовал Andrew Asmakov